Давайте перестанем использовать термин «Педагогика» для обозначения искусства и науки обучения взрослых учащихся.

В нынешнее время глобальных потрясений из-за пандемии деканам и преподавателям есть о чём подумать, помимо разницы между андрагогикой и педагогикой. Тем не менее, как педагоги, они вынуждены пересмотреть свои портфолио программ, для того чтобы продолжать работать со своими студентами; они должны принять правильную философию и образовательный подход. Ссылаясь на наше обучение как на «педагогику», я думаю, что мы концентрируем наши усилия на неправильных предположениях об учащихся и наиболее подходящих методах для улучшения результатов обучения.
Мы можем провести более чёткое различие, взглянув на происхождение обоих терминов. Педагогика, например, является производным от Греческого слова paidagogia, что означает «вести ребенка». Это относится к науке обучения детей. Такой подход предполагает, что ученик – это чистый лист, что и следует ожидать от маленького ребенка, имеющего ограниченный жизненный опыт.

Одним из первых людей, выступивших за образование всех детей, был Иоганн Генрих Песталоцци, ключевая фигура в Швейцарии в XVIII и XIX веках. Сегодня известный как отец педагогики, Песталоцци продвигал философию «обучения головой, рукой и сердцем». Он верил, что каждый человек обладает способностью учиться, экспериментируя, демонстрируя и применяя знания. Он также считал, что каждый человек имеет право на доступ к образованию, и поэтому общество обязано осуществлять эти права на практике. Его пропагандистская деятельность в интересах бедных в значительной степени повлияла на ликвидацию безграмотности в Швейцарии.

Термин «педагогика» впервые был введён немецким педагогом Иоганном Фридрихом Гербартом, который выделил пять этапов эффективного обучения детей: подготовка, презентация, ассоциация, обобщение и применение. Социальный психолог Жан Пиаже, другой швейцарец, развивал эту работу, утверждая, что эффективная педагогика основана на двух принципах: дети должны достичь хорошего когнитивного развития в первые годы своего обучения и что дети не могут узнать все, что нужно знать о предмете, только через теоретическое обучение в классе. Теория Пиаже утверждала, что знание – это не копия реальности, а продукт взаимодействия человека со своим окружением.

Подобные теории формируют многие из наших сегодняшних взглядов на образование, но как бы полезны они ни были, они недостаточно обширны, чтобы охватить идею андрагогики, искусства и науки обучения взрослых. Этот термин был введён немецким педагогом Александром Каппом в 1833 году. Хотя нельзя напрямую доказать, что Капп находился под влиянием Песталоцци, мы знаем, что оба педагога были озабочены вопросами саморазвития. Андрагогика была продвинута в 20 веке Душаном Савичевичем, профессором андрагогики Белградского университета в Сербии, которому приписывают превращение непрерывного обучения взрослых в дисциплину.
Савичевич познакомил американского педагога Малкольма Ноулза с этим термином в 1967 году. В 1970 году Ноулз опубликовал первую версию своей основополагающей книги «Современная Практика Образования Взрослых: Андрагогика Против Педагогики». Как следует из названия, в тексте проводится различие между андрагогикой и педагогикой как двумя различными наборами предположений о том, как юные и взрослые учащиеся приобретают новые знания. Эти предположения, по мнению Ноулза, требуют различных подходов к облегчению обучения.

Хотя оба преподавателя использовали этот термин для описания своей работы, Савичевич и Ноулз имели разные взгляды на его значение. Версия андрагогики Ноулза подчеркивает практический подход к содействию индивидуальному развитию. Для сравнения, версия Савичевича в значительной степени ориентирована на обучение взрослых учащихся для более широкой социальной цели; он рассматривал её как средство содействия интеграции и содействия процветанию маргинализированных групп.
Вы можете спросить, зачем я представляю этот сокращенный урок истории? Во-первых, я хочу подчеркнуть сложную эволюцию нашей философии образования, а во-вторых, я хочу поддержать своё утверждение о том, что мы, как педагоги 21-го века для взрослых учащихся, должны принять как идеи Савичевича, так и Ноулза.

В своей книге Ноулз выделяет шесть принципов или предположений об обучении взрослых. Обратите внимание, как они отличаются от целей обучения, ориентированных на детей, которые выдвинули Песталоцци, Гербарт и Пиаже:
Взрослые люди внутренне мотивированы и самостоятельны. По этой причине наша роль как педагогов заключается в том, чтобы способствовать движению наших молодых учеников к самостоятельному и ответственному взрослому обучению, а также развивать их внутреннюю мотивацию к обучению. Интерактивные классные или гибридные занятия, основанные на вопросах студентов и обратной связи (положительной и отрицательной), являются ключом к достижению этой цели.
Взрослые люди привносят в обучение жизненный опыт и личные интересы. Наша роль – выяснить, каковы эти интересы и прошлый опыт. Затем, основываясь на этом открытии, мы можем позволить взрослым создавать новый опыт обучения, и мы можем облегчить возможности рефлексивные обучения. Это путь к тому, чтобы помочь им улучшить своё критическое и творческое мышление.

Взрослые люди ориентированы на достижение цели (а не на оценку). Наша роль состоит в том, чтобы способствовать готовности учащихся к проблемному обучению и повышать осознание учащимися потребности в профессиональных навыках, личностных навыках и глубоких знаниях. Мы должны приводить реальные примеры, имеющие отношение к обучающемуся, и задавать вопросы, побуждающие к размышлениям и исследованиям.
Взрослые люди ориентированы на актуальность. Наша роль – объяснить важность того, чему мы обучаем, и причины, по которым мы преподаём конкретный предмет. Всякий раз, когда мы преподаём теорию, мы должны соотносить её с реальным опытом.

Взрослые люди практичны. Наша роль состоит в том, чтобы способствовать активному участию, позволяя студентам пробовать что-то – и терпеть неудачу – а не просто наблюдать. Мы должны продемонстрировать и позволить им практиковаться, чтобы они могли развить бо́льшую уверенность и компетентность.

Взрослые ученики любят, когда их уважают как равных. Возможно, наиболее важный момент, который я хотел бы отметить, заключается в том, что мы должны рассматривать взрослых учащихся, как коллег, которые равны нам в своём жизненном опыте. Помня об этом, мы должны поощрять их выражение идей, рассуждения и обратную связь при каждой возможности. Мы должны помнить, что у каждого учащегося есть свой стиль обучения (визуальный, слуховой, чтение и письмо и т. д.) и приветствовать все эти стили в нашем учебном классе.

Если шесть принципов Ноулза относятся к тому, что происходит в нашем учебном классе, то аргумент Савичевича о социальной цели андрагогики относится к более широкой цели бизнес школ. Бизнес школы столкнулись со множеством критиков, которые утверждали, что бизнес школы несут ответственность за всё, от обучения неправильным концепциям до возникновения финансового кризиса 2008 года. Но мы знаем, что управленческое образование в его лучшем проявлении является движущей силой позитивных социальных изменений. Бизнес школы могут объединить общество и бизнес для решения глобальных проблем. Мы можем сделать это, в частности, с помощью возможностей экспериментального обучения для наших студентов.

Фактически, преимущество управленческого образования заключается в его фокусировании на экспериментальном обучении. В наших учебных классах мы можем предложить студентам практический опыт, привлекая спикеров из индустрии, которые делятся своими знаниями, приводить студентов в компании, чтобы получить представление об этих компаниях, создавая интерактивные сессии и разрабатывая практические проекты с актуальностью реального мира.
К счастью, рынок образования развивается, что даёт ещё больше возможностей бизнес школам для обеспечения связи своих программ с реальными социальными проблемами в реальном времени. Всё больше организаций разъединяют услуги, предоставляя составные дипломы и более короткие варианты обучения, призванные помочь взрослым учащимся быстрее овладеть нужными навыками.
Технологический прогресс способствует дальнейшей демократизации управленческого образования, делая его более доступным для учащихся на всех социально-экономических уровнях. MOOCS (массовые открытые онлайн-курсы) и SPOC (небольшие частные онлайн-курсы) позволяют взрослым учащимся с разным опытом, уровнем дохода, возрастом и местоположением получить доступ к теориям, концепциям и методам управления за минимальную плату, и всё это в процессе обучения из дома.

Другими словами, это рынок, созданный для взрослых учащихся. Это рынок, дающий бизнес школам отличный шанс для поддержки инноваций.

Мир образования меняется, как и учащиеся. Но это не значит, что управленческое образование скоро исчезнет. Как и все великие вещи, управленческое образование будет заново изобретать себя, чтобы соответствовать требованиям талантов в новой норме. Чем больше бизнес школ смогут внедрить андрагогические принципы в свои учебные классы, тем больше они возьмут на себя ведущую роль в этом переосмыслении.
Как педагоги, мы должны осуществлять изменения, понимая то, как каждый человек учится, чтобы мы могли лучше слушать, взаимодействовать с нашими учениками и предоставлять конструктивную обратную связь. Мы должны принять принципы андрагогики, а не педагогики, чтобы создавать программы, которые формируют будущих лидеров. Только тогда мы поможем взрослым учащимся 21-го века полностью раскрыть свой потенциал и наилучшим образом применить свои таланты для решения проблем XXI века.
Берт Волфс, Декан SBS Swiss Business School в Цюрихе, Швейцария

Источник: https://bized.aacsb.edu/articles/2020/september/all-for-andragogy